Игорь КОРНЕЛЮК: Достоевский мне сказал: «Ну что, очкарик, справился?»

Сегодня в гостях у нашего внештатного корреспондента из Санкт-Петербурга, теле- и радиоведущей, автора проекта «РАЗГОВОРЫ ЗА ЧАШЕЧКОЙ ЧАЯ» Натальи Дроздовой композитор и исполнитель Игорь КОРНЕЛЮК.

Игорь Корнелюк

– Здравствуйте, Игорь.

– Здравствуйте, Наташа.

– Представляя своих гостей, я не перечисляю их титулы.

– Это правильно, потому что титулы ничего не значат. Я очень спокойно отношусь к званиям и регалиям. Вообще-то, это советская традиция: прежде чем представить артиста, надо перечислить его звания. В других странах такого нет. Мы же не слышим: «Выступает народный артист Великобритании Пол Маккартни».

– Значит, мы опускаем все титулы и начинам разговор. Я уверена, что музыкой вы пронизаны насквозь. Знаю, что в вашей семье не было профессиональных музыкантов, но ваши родители привили вам с детства любовь к музыке. Итак, как в вашу жизнь вошла музыка?

– Когда мне было четыре года, я получил в подарок проигрыватель и виниловые пластинки. Я слушал их целыми днями, а когда ложился спать, клал себе на грудь одну пластинку. Отобрать её у меня было невозможно до тех пор, пока я не засну. А утром, когда я просыпался, снова бежал к проигрывателю и слушал, слушал, слушал...

– Обычно дети засыпают с игрушками, в обнимку с плюшевым медведем или с куклой, а у вас в роли игрушек были пластинки.

– Именно так.

Корнелюк и Дроздова

– Давайте теперь перенесёмся из вашего детства в более поздние годы, когда вы приехали в Ленинград и стали учиться музыке. Вы помните, какая из ваших песен стала первым хитом?

– Это трудный вопрос. Понимаете, я никогда не ставил перед собой цель — написать хит.

– Наверное, в этом и кроется причина того, что у вас так много хитов. Те, кто ставит перед собой задачу написать хит, как правило, её не выполняет. И всё же, когда вы впервые почувствовали, что песня удалась и стала популярной?

– Скорее всего, это произошло во времена, когда я служил в Ленинградском театре «БУФФ». Тогда родилась песня «Милый, мне очень грустно было...»

– Я знаю, что в этом театре вы служили, будучи студентом консерватории. Как вы влились в этот коллектив?

– Есть в Питере поэт Леонид Полей. Я дружил с ним, и мы придумали спектакль, который назывался, ни много ни мало, «Дама с камелями». Полей пригласил меня в «БУФФ», чтобы я там показал музыкальную составляющую спектакля. Всем всё понравилось. Появилась идея поставить этот спектакль на сцене «БУФФ». По каким-то причинам спектакль не был поставлен, но основатель и художественный руководитель театра «Буфф» Исаак Романович Штокбант предложил мне остаться в театре в качестве музыкального руководителя. Я был молодым, как и мои новые друзья. Нам казалось, что весь мир принадлежит нам. Мы были дерзкими, где-то даже наглыми. Помню, как в 1986-ом году мы ставили спектакль об Эпохе Возрождения, и тему сухого закона, которая была в то время у всех на слуху, перенесли в этот спектакль. Публика не сидела, а лежала под креслами от смеха.

Игорь Корнелюк

– Вы писали музыку к детскому спектаклю «Тяни-Толкай», который был поставлен в Санкт-Петербургском театре «Мюзик-Холл». Расскажите об этом.

– Лев Рахлин (руководитель театра «Мюзик-Холл» – прим. ред.) предложил мне написать музыку к этому спектаклю. Там почти не было монологов и диалогов. Все артисты — и дети, и взрослые актёры —  пели. Работа мне далась непросто. Дело в том, что первый акт я написал, будучи никому не известным композитором. Но потом я принял участие в «Музыкальном ринге», посыпались предложения о выступлениях на различных площадках, я начал гастролировать, и всё это стало причиной того, что на сочинение второго акта у меня просто не было времени. Лёве приходилось прибегать к хитрости: он под какими-то предлогами зазывал меня к себе, после чего запирал дверь на ключ и говорил, что выпустит меня только после завершения работы. Приходилось сдаваться. Кстати, песню «Дожди» я записывал параллельно с работой над этим спектаклем. Но сил на всё не хватило, и аранжировку для спектакля делал уже мой друг Андрей Гололобов. Впоследствии Лев Рахлин рассказывал мне, что спектакль играли огромное количество раз, и те дети-актёры, которые были заняты в первых спектаклях, спустя годы отдавали свои детские роли своим детям.

– Удивительно.

– Я тоже так думаю.

– Игорь, давайте теперь поговорим о вашей музыке для кино.

– Моя первая киноработа (а было это в 1982-ом году) была в научно-популярном фильме «На ком земля держится». А работа в настоящем, большом кино началась с Владимиром Бортко, который позвал меня в «Бандитский Петербург».

– Но это был не единственный проект с Бортко. Как не вспомнить его работы и вашу музыку к фильмам «Мастер и Маргарита» и «Идиот»... А есть у вас любимый фильм, к которому вы писали музыку?

– Трудно сказать. Наверное, самый любимый — это тот, сочинение музыки к которому мне очень тяжело давалась. Я говорю о музыке к фильму «Идиот». Мне хотелось написать прозрачную музыку, в которой будет отражаться и Петербург девятнадцатого века, и образ князя Мышкина. Сначала ничего не получалось. Мне каждую ночь снился Достоевский, который глумился надо мной, показывал мне язык, и я просыпался в холодном поту. Была мысль позвонить Бортко и сказать, что ничего не получается. Но вдруг... появились четыре ноты, с которых и началась музыка. В ту же ночь мне снова приснился Достоевский, но на этот раз он не издевался надо мной, а сказал: «Ну что, очкарик, справился?» На следующий день я играл эту музыку режиссёру и не волновался, потому что Достоевский её одобрил.

Игорь Корнелюк

– Рада была видеть вас, Игорь, у себя в гостях и слышать интересный рассказ. Уверена, что и наши читатели разделяют со мной моё мнение. Спасибо!

– Спасибо вам! Желаю всем удачи, удачи и ещё раз удачи.

Проекты Натальи Дроздовой:

http://vk.com/drozdovanataly

http://натальядроздова.рф

http://разговорызачашечкойчая.рф

https://zen.yandex.ru/id/5e026db1e3062c00b20f8562

№265 Декабрь 2020
тема: энергетика